Кратейя
"...а она ломала руки как лучи и срывала цепи бусинок с ключиц.. И лежали они, весом в шар земной на прямых ладонях Истины самой..."
"...Мы напишем про всё - пусть до неба дойдёт!
Станут камни морщинистей день ото дня,
и, старея от наших надежд и невзгод,
будет плакать в бессилии эта стена..."


...Иерусалим - это город, который не спит. Вы думали Москва не спит? Да вы просто не бывали в Иерусалиме!
Я сплю очень плохо, чутко - поэтому в Иерусалиме, в отеле на улице Яффа я просыпалась много раз за ночь, а окончательно проснулась около пяти утра.
Так вот люди гуляли часов до пяти, дальше смолкли, а уже часов в 6 стали выходить первые проснувшиеся, еще позже прошумел первый трамвай: Иерусалим радовался новому дню.
Мы тоже решили долго не засиживаться, тем более, что через пару часов надо было встретиться с Дашей. Времени у нас было мало: в три часа надо было быть уже хотя бы уже на Тахане.

поднялись на кухню, узнали, что завтрак еще не готов. Посмотрели вниз на улицу (а кухня в отеле находилась практически на крыше здания) и решили, что завтрак подождет: сначала прогуляемся.

Собрали вещи, сдали номер и пошли гулять. На улице было свежо, лавки только-только открывались. Мы тихонечко брели вдоль трамвайных путей и делились впечатлениями о прошлом дне.
Пока блуждали, встретили огромную кошку. Первую ласковую кошку в Израиле.

Там их много, но так ка местные не очень их любят, да и вообще отлавливают (но не для того чтобы убить, а чтобы стерилизовать/кастрировать) - кошаки там трусливые. При этом они не сразу убегают: сначала прижмутся к земле, посмотрят на тебя испуганно, поорут благим матом, и только потом драпают. А иерусалимская кошка оказалась на редкость ласковой, даже наша Амелия не такая ласковая.
Вдоволь нагладив кошку, мы подумали о горячем и крепком кофе, который купили в лавке неподалеку. Очень вкусный и бодрящий.
Заметили напротив скамейку, устроились там под лучами утреннего солнышка. А ласковая кошка, увидев нас с другой стороны улицы, побежала к нам=)

Мы просидели некоторое время в тихом разговоре, оторвались еле от болтливых русских и, созвонившись с Дашей, пошли ждать ее на ближайшую остановку.

И уже втроем мы поднялись в Старый Город (прим.: вообще, в Израиль не приезжают, а "поднимаются", поэтому и в Старый Город мы поднялись, а не зашли).

Старый Город - это как совершенно другой мир. Такое ощущение, что мы перед этим зашли в Тардис и она нас перенесла на много веков назад.
Узенькие, мощеные крупным камнем улочки - не очень чистые, надо сказать, но это местный колорит. На верху, над головами сетки, это чтобы мусор на голову не попал=)))
Город разделен на четыре квартала: еврейский, христианский, армянский и мусульманский.
Мы побывали точно - в еврейском и мусульманском квартале (нас только к мечети не пустили - на входе в площадь стоял израильский военный и пропускал только мусульман). Я в Иерусалиме не разбираюсь, поэтому, честно, не поняла в каких еще кварталах мы побывали. Кажется, часть христианского задели - я сужу по тому, что мы вышли к одной из остановок Крестного Пути по Виа Долороза, но могу и ошибаться т.к. эта улица проходит и по мусульманскому кварталу).

Первым делом мы заглянули к Стене Плача - святыне иудеев, которую все называют Западной Стеной. Пространство около Стены разделено на две части: большая - для мужчин, маленькая - для женщин. Соответственно, на мужскую часть запрещено заходить женщинам, на женскую - запрещено заходить мужчинам.
Мы посмотрели на Стену издалека, подходить близко я испугалась: одной в толпу заходить побоялась.


После Западной Стены мы пошли гулять по иудейскому и мусульманскому кварталам. Прошлись по мусульманскому базару (чего там только нет - и сладости, и мясные лавки, и специи, и одежда, а у одного из продавцов в клетке сидело два малюсеньких кролика на продажу - он мне одного на руках дал подержать... ), купили вкуснейшую пахлаву, а так же попробовали местное национальное (для евреев и мусульман) блюдо - фалафель (вкусно, похоже на что-то мясное, но на самом деле готовится из нута, турецкого гороха).
Базар в Старом Городе - это самый настоящий восточный базар. Если вы там не были, вы не знаете что такое "восточный базар". Толпа народу, громкие разговоры и куча-куча-куча всего. Нам даже там дали книгу о исламе, дескать, просвещайтесь и переходите к нам=)





Далее мы вышли в иудейский квартал, к жилым домам. Там было чище и намного тише, чем в мусульманском квартале. Немного религиозных евреев и много детишек. В одном месте даже наблюдали за детьми, катающимися в коробке с импровизированной горки (съезд рядом с лестницей). Позже вышли к потрясающе красивому садику, в котором росли диковинные цветы, а так же цитрусовые плоды - помело, апельсины и лимоны. Рай для любителей тишины!

Наш автобус должен был уходить с Таханы в час дня. Рано, но маршрут удобен и для Даши тоже - проезжает мимо ее города. Так могли подольше поболтать.
Поэтому мы двинулись к Тахане. Сели чуть ли не на последний трамвай, кстати.
На Тахане было столпотворение - люди старались поскорее уехать домой, т.к. надо успеть до определенного времени доехать, ибо дальше вообще ничего делать будет нельзя целый день - даже есть и пить.
Купив странный местный напиток (что-то среднее между квасом и темным пивом - на питерскую "Ваську" похоже) и чипсов (на этот раз вкусных) мы сели в автобус.

Через пару часов мы уже были в Тверии, у бабушки. Приняли душ, узнали, что на вечер приглашены к ее друзьям, на празднование Йом-Киппура. Пока шли в гости, увидели пролетавшего мимо... попугая. Дикого, кстати. Для Израиля это нормально=)
Ее друзья - это большая семья репатриантов с Восточной Украины, живут в Израиле уже много лет. И ни смотря на проблемы и удары в жизни, эти люди остаются позитивными.
Вообще, слушая рассказы о местной жизни, о ужасах войны - еле сдерживала слезы. В семье четверо детей (ну, старшего ребенком не назовешь, он чуть старше нас с Лешей и у него полугодовалый пацаненок), двое из них в армии (один из них даже не смог приехать из-за службы). Так вот, второй из служащих детей - девочка. Красивая блондиночка, говорящая с акцентом и уже забывшая часть русских слов. Смотришь на нее и не веришь, через что уже эта девочка прошла. В последнем конфликте между Израилем и Палестиной у нее погибли друзья и сослуживцы. А она на столько сильная, что продолжает улыбаться.
Вот такая вот маленькая история одной из семей Израиля. А там сейчас нет семьи, которую минуло бы горе войны. И все равно они остаются оптимистичными, потому что верят и знают: они должны сейчас это пережить, чтобы их дети и внуки не знали слова "война" и больше не поднимали оружия. Это жестоко, когда погибает молодежь, очень жестоко, но они лишь хотят мира, а к сожалению, в реалиях жизни без потерь не может быть мира... Они просто защищают себя...

Вечерело, на улицах становилось тихо, смолкали крики детей - хотя они еще долго играли на ночных улицах. Там не страшно вот так оставлять детей - их никто не тронет, там нет преступности...
Заканчивался яркий на впечатление день, но продолжался Йом-Киппур...

(продолжение следует...)